8 (495) 5444-883

INTEX Work&Travel USA 2018 —

это возможность:

Это интересно!

или ЧТО, ГДЕ и КАК
Минск-Нью-Йорк-Аляска. Продолжение
 
 
Автор: Дима   Рассказ добавлен: 03.05.2003 02:19:43 
Страна: Беларусь   Год поездки: 2001

Снова всем привет.
Перед вами продолжение истории о поездке на Аляску.
Читайте и учитесь на чужих ошибках. И радуйтесь чужим победам.
Так вы станете мудрее и человечнее.
Читаем.

4. Неспящий в Сиэтле.
Итак, я провёл свою первую ночь в аэропорту. Ночь, когда спишь-неспишь, дремлешь-недремлешь, пытаешься следить за вещами и за копами, чтобы не привязались. И она, слава Богу, прошла.
С раннего утра я развернул активную деятельность. Сначала узнал, сколько стоит билет до Анкориджа (крупнейший город Аляски)... Тут необходимо пояснить. С самого начала я надеялся, что найду рыбную компанию в самом Сиэтле, заключу контракт и меня, такого ценного работничка, переправят к месту работы за счёт работодателя. В этом меня убедил Лёша в Беларуси. Как запасной, крайний вариант он предлагал мне самому добираться до Анкориджа и там просто идти в городской Job Office. И уж там-то меня точно встретят с распростёртыми объятиями. И сразу предложат кучу вакансий. Так говорил опытный Лёша. Я верил ему, но надеялся на Сиэтл. Это казалось проще и надёжнее. Казалось.

Как бы там ни было, самый дешёвый one-way (Continental Airlines – три или четыре часа лёта, не помню) сегодня-на сегодня стоил 380(!!!) гринов. Это стало очень неприятным открытием – я рассчитывал на билет до двухсот баксов и с собой на тот момент у меня было 320. Подумав, что вариант с самостоятельным полётом в Анкоридж отпадает, я стал названивать по телефонам всевозможных seafood компаний, найденных в Жёлтых страницах. Толку это не дало никакого: спалив долларов пять на фон-картах, я послушал десяток бесполезных сообщений автоответчиков и поговорил только с одним менеджером. Он сказал, что да, они заключают контракты, но только с группами от десяти человек и только с конца месяца. Меня это никак не устраивало. В конце разговора он добавил, что вряд ли в это время я заключу подобный контракт в Сиэтле – серьёзный промышленный сезон ещё не начался. И вот тут я призадумался. Стало даже немного стрёмно. Один, в незнакомом городе на краю незнакомой страны, без приглашения на работу... Я сел в кресло недалеко от телефонной будки и не меньше часа в небольшой прострации думал что-же мне теперь делать. Найти жильё и работу и остаться в Сиэтле до конца месяца? Не самый плохой вариант, но, во-первых, я имел очень слабое представление о том, как искать работу и жильё, а во вторых – и это было самым главным -  я отправился в Америку сделать большие деньги, а в Сиэтле они мне точно не светили (потенциально 40-60 часов работы, питание, проживание за свой счёт... нет, я ехал не за этим). И я понял, что мне нужно лететь на Аляску самостоятельно. И чем раньше, тем лучше. Но денег-то на билет не было... А что было? Из ценного – новая афганка (собирался в ней работать на Аляске), 4 бутылки водки, обратный билет из Сиэтла в Н-Й. Всё. Недолго думая, я пошёл сдавать свой билет в TWA. Они его не забирали (билет был на самолёт их компании, но куплен через туроператора в Минске). Я начал немного давить. Представительница компании мило улыбалась в начале разговора, потом растерянно звала старшего. Хи вонтс хиз мани бэк, кивала она на меня с опаской. Импосибл, разводил руками толстый лощёный американец. Я ещё немного поболтал с ними, потом понял, что ничего не добьюсь, кроме ненужного внимания (кажется подсознательно уже понимал, что буду светиться в аэропорту не один день), и отвалил. Взял свои сумки (их было три, и две довольно большие – с собой был спальник для Аляски) и поехал в город. Там быстро нашёл хостель-ночлежку Зелёная Черепаха, заплатил 18 гринов за сутки, захожу в шестиместную комнату, куда меня поселили... В комнате один человек, он спит на кровати у окна, моё место на полу возле его кровати - Черепаха переполнена. Этот человек – здоровенный, просто огромный негр, смотрели Зелёную Милю? – я подумал, что он оттуда. И ещё подумал, что буду очень удивлён, если доживу до следующего утра. Серьёзно, мысль такая была. Но я ошибся. Джон, вроде его так звали, проснулся от шума моего прихода, спросил откуда я, узнав, что из России -  я всем так говорил, кто знает Беларусь? -  оживился. Он устроился по контракту на корабль, который через пару дней отплывал куда-то к российским берегам, и захотел посмотреть на русские деньги. Я достал кипу самых мелких белорусских зайцев, которые взял на сувениры, и великодушно подарил ему. Он был счастлив так, словно выиграл в лотерею миллион долларов! Что можно на них купить, спросил Джон. Жаль было его разочаровывать, - хороший обед в ресторане, - соврал я. Джон расцвёл ещё пуще, долго жал мне руку, но американских денег в ответ почему-то не предложил. Я понял, что в этой комнате я теперь в безопасности. Оставил там багаж и пошёл походить по даунтауну и попытаться добыть хоть какие-то деньги. Зашёл в пон-шоп, где принимали вещи на комиссию. Афганку там не взяли, посоветовали сходить в ЮС Арми, специализированный шоп по продаже всякой милитаристической дребедени. Пошёл туда. Хозяин -  симпатичный американский урод лет сорока, с улыбкой предложил мне за мой чудесный рашн камуфляж 10 (десять) долларов! При том, что даже в Беларуси за неё дают 15-20. Мне показалось, что он просёк мою сильную нужду в деньгах, и решил нагреть на этом руки. Я был дико возмущён, но решил не дёргаться, ситуация не та. Достал из сумки все 4 бутылки водки и поставил перед ним. Эйти долларз, твёрдо сказал я уроду – ровно столько, сколько мне не хватало на билет. О том, что окажусь на Аляске с пустым карманом, не подумал. Урод достал из заднего кармана деньги и протянул мне. Там было десять долларов. Онли зиз, - он взял афганку и взглядом показал мне, что сделка закончена. Внутри меня разлился такой гнев... и одновременно я понял, что Родина не продаётся. Ноу дил, сказал я и протянул ему его мятую десятку. Молча забрал афганку, водку и вышел из магазина. А афганка, кстати, мне потом здорово пригодилась – так её не разу и не надев, в начале сентября я подарил её моему лучшему другу в Америке – чеху Радиму Каливоде, с которым вместе зашибал бабки на Аляске.

Потом я до вечера ходил по даунтауну, по берегу городского залива, пробовал найти работу. В нескольких ресторанах мне сказали sorry, no job, в каких-то пиццериях, макаронных маркетах предлагали заполнить апликацию и дожидаться результата через неделю (с моими тремя сотнями и без жилья?!), в крутые 30-ти этажные отели, а других в даунтауне и не было, и я даже не совался. В общем, с работой был полный пролёт.
К ночи расстроенный, начавший отчаиваться и потихоньку материть старосту, я вернулся в Черепаху, прилёг одетый на своём месте на полу и моментально отрубился, сказались последние бессонные ночи. Ночью кто-то будил меня, приходили какие-то люди, мне было всё равно, даже не переживал за сумки, которые стояли где-то в углу комнаты.
Проснулся рано от холода. Сходил в душ, плотно позавтракал, еда входила в проживание. Выписываться надо было в десять утра, оставалось часа два. Я сел в общей комнате и стал думать тяжёлую думу. Что делать?
Думалось так тяжело, как никогда в жизни.
И я принял решение, которое, как оказалось дальше, было сверхразумным и очень своевременным. Я решил всё-таки позвонить домой и попросить, чтобы родители переслали деньги. Да, это не очень приятно просить такую помощь, да это может выглядеть пасованием перед трудностями, согласен. Но я ехал в Америку в первую очередь за деньгами, а не для испытания каких-то экстремальных приключений. Да, я мог бы найти работу в Сиэтле, потом даже поехать на Аляску. Но я бы здорово потерял во времени, а значит и в  деньгах, а на это я согласен не был. И я позвонил домой. Я ничего не рассказывал о своих проблемах, просто попросил 150 долларов, но на том конце трубки, в 15-ти тысячах километров от меня, мама так переживала за меня, чуть не плакала, что у меня тоже встал ком в горле.

Потом я выписался из Черепахи и поехал в аэропорт. Наступали выходные, плюс разница во времени – перевод я должен был получить только через три дня.
Я провёл их в аэропорту Сиэтл-Такома. Один раз оставил сумки в камере хранения (8 баксов 12 часов) и съездил в город, походил, развеялся, много фотографировал. А потом снова в аэропорт. Я стал его ненавидеть. И ещё я ненавидел объявление по аэропорту, ночью его включали особенно громко и очень часто – каждые пять минут, видимо специально против таких как я непрошенных постояльцев. Спать было невозможно. Я до сих пор помню эти слова: Seattle-Tacoma international airport is a smoke free facility. Smoking is prohibited in the airport. И снова Seattle-Tacoma international airport is a... Я сходил с ума от этого объявления. В первую же ночь после Черепахи, ко мне едва не привязались копы. В аэропорту вообще ночевало достаточно много людей – хомлесов, молодых экстремалов, таких как я безденежных, полиция относилась к этому как-то неопределённо, иногда некоторых забирали. Вот так же забрали длинноволосого парня, что спал недалеко от меня, потом подошли ко мне, посмотрели на позавчерашний штамп на багаже, что-то сказали по рации (я молча читал какую-то брошюру, но  вид у меня был помятый) и нехотя отошли. Потом я стал каждую ночь проводить в разных концах аэропорта. Ходил умываться и чистить зубы в толчки, там они как хрустальные дворцы. Днём болтался с сумками по аэропорту. Потихоньку сходил с ума от безделья, нервного напряжения и от отсутствия русской речи. Питался спрайтом с синтетическими булочками, шоколадом, что привёз с собой, пару раз покупал бананы. Остальное в аэропорту было безумно дорого. Ждал понедельника как избавления от мук, старался не думать, что будет потом. Все желания превратились в одно – поскорее уехать из этого опостылевшего места, пусть снова в неизвестность, но уехать. Череда пассажиров, взлётов-посадок превратилась в один бесконечный поток чужой жизни. Казалось, понедельник не наступит никогда. Но он наступил.

С утра я, обвешенный своими громоздкими сумками, потопал в Вестерн Юнион, отделение находилось километрах в трёх от аэропорта. Пришёл, стал ждать открытия. Шёл дождь, я устал во всех отношения, на душе скребли кошки... Не такой виделась мне в Беларуси поездка в Америку.
Деньги мне прислали. 200 долларов. Мама одолжила их у соседей, как я узнал позже.
Я вернулся в аэропорт, купил билет до Анкориджа за 380 и у меня осталось ещё около сотни. Отличное положение перед полётом на Аляску.

5. Аляска.
Вылет был в пять. Сел в самолёт, грела надежда поесть горячего. Куда там. То же самое синтетическое дерьмо. Но немного пожевал. А сытые америкосы и это лопали с удовольствием. Со мной сидели две типично американские тётки с бэнжами на груди, участницы этих тупых американских групповых путешествий. Пытались поулыбаться мне, но хватило одного взгляда, чтобы это желание у них прошло. А я хотел спать. И поспал. Проснулся на подлёте к Анкориджу. Посмотрел в иллюминатор. Внизу были серые, в сером тумане горы, какой-то серый насупленный океан и небольшой унылый, тоже в тумане городишко, посреди этих мрачных гор. Настроение, и так бывшее на нуле, ушло в глубокий минус. И я буду здесь работать, если ещё повезёт, и жить три месяца? – спросил я себя с неверием. Да, буду. Иного просто не дано. Последняя мысль несколько встряхнула.
Приземлились часов в десять по местному времени. Ночь провёл в аэропорту, опыт позволял. Посмотрел в Жёлтых страницах телефон джоб офиса. С утра собирался звонить. Волновался, что они мне скажут. Не представлял, что буду делать, если не будет работы. И вот я набираю номер, на карту поставлено всё...первым делом меня что-то спрашивают... что?..нет, я ещё не с кем ничего не заключал...приехать к вам?.. работа...что?.. Работа была. И даже много, сказали, что почти каждый день приезжают персонал менеджеры с разных заводов и набирают работников. Как раз сегодня будут с двух заводов.
У меня камень с души упал. Я посмотрел адрес офиса и пошёл на стоянку перед аэропортом. Такси стоило десять долларов, автобус доллар, но до остановки нужно было топать по дождю пару километров через огромную стройку. Я прикинул свои финансы и потопал на остановку пешком. И заблудился среди громадных конструкций, рвов, каких-то складов. Вижу едет такси, думаю, надо выбираться, машу рукой. Машина останавливается. Хай, говорю я, ай нид гэт то жоб офис. Воч лэнгуидж ду ю спик, спрашивает водила. Рашн,-отвечаю. Садись, довезу, - на чистом русском языке говорит шеф. Я в отпаде. Виталик, давно уже ставший гражданином США, а раньше живший в Магадане, прежде чем отвезти меня в офис, прокатил меня по городу, показал, где собираются русские (если что не сложится можешь сюда подойти, должны помочь), немного рассказал о себе. Тягостно ему, одинокому - жена ушла к америкосу  - в стране дегенератов (его слова), но и домой в бедноту не хочется. Вроде поедет скоро в Россию-матушку искать себе другую половинку...
Поездили мы, поездили и приехали к жоб офису. Я дарил ему бутылку водки (он возил меня бесплатно, хотелось отблагодарить), не взял, с кем пить-то родимую?– горько посмотрел на меня. Зато дал мне долларов 15, выгреб мелкие купюры из бордачка. Держи, сказал, и удачи. Так и распрощались.
Он поехал таксовать. А я зашёл в здание жоб офиса.
Здесь меня ждала моя американская работа.
Но о ней в следующий раз.



Окончание следует......................

---100 американцев, 60 чехов, 10 словаков и один русский белорус
---ЛОСОСЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
---БАБЛО!!!!!!!!!!!!!!!!$$$$$$$$$$$$$$$$
---New-York
---Rehoboth Beach
---ДОМОЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

 
Зацени!     

<< Другие рассказы